April 28th, 2010

2

Государево око

Сегодня ходил смотреть как приволжский полпред открывает в Нижнем общественную приемную Президента. По идее, открылась она еще 1 января, но об этом то ли никто не знал, то ли это был большой секрет. Сегодня же полпред провел первый прием граждан по личным вопросам.

В приемной кроме журналистов три человека. Пришли просить полпредской помощи в решении накопившихся проблем. Полпред призвал в помощь нижегородского социального министра и нижегородского вице-мэра.

Брат и сестра преклонных лет попросили помочь им в организации поездки в Латвию – на братскую могилу, в которой захоронен их брат. Когда-то годах в 80-ых они там были по путевке (интересно, как это – путевка на кладбище, мне кажется, такое только у водителей катафалка может быть). Полпред пообещал помочь морально, заодно МИД к этому подключить, чтоб с визами помогли.

После пришла женщина, которую переселяют из ветхого фонда в новую квартиру в печально известном доме на ул. Богдановича. Женщине не понравилось, что сокращена жилая площадь комнаты. Втроем с семилетним сыном и матерью им придется ютиться на 15-ти квадратных метрах. Вице-мэр проблеял что-то невразумительное, социальный министр конкретики тоже не добавил. Полпред тоже руками развел, но поручил вопрос проработать более детально. Удивила сама женщина, которая законы знает лучше, чем представители городской администрации. Полпред, кстати, порекомендовал ее чиновникам на работу взять.

Потом пошел селектор. На связи была Пермь. Женщина погибшего военнослужащего с 1989 года ждет в очереди квартиры, которая положена ее мужу. За 21 год очередь не продвинулась. Здесь вопрос решился на удивление быстро – социальное министерство Перми тут же сказало, что через месяц выделят ей сертификат на покупку 18 кв. Метров жилья, или же 511 тыс. рублей. (интересно, где на эти деньги можно найти квартиру). Полпред пообещал минобороны к решению вопроса подключить.

Прессу после третьего просителя попросили на выход. Теперь на трех счастливых людей в округе стало больше. Хотя бы потому, что их просто выслушали, а не хлопнули перед носом дверью чиновничьего кабинета.