Ярослав Гунин (yaroslav_gunin) wrote,
Ярослав Гунин
yaroslav_gunin

Category:

Дрожь земли, или испытано на себе

В понедельник весь день провел на военном полигоне в Мулино, на этот раз выясняли было ли землятресение, о котором говорила половина Нижнего Новгорода или нет. Так это или нет, можно было только экспериментальным путем. Командование 20-ой армии на неделе на этот эксперимент решилось и в качестве строгих арбитров позвало прессу. 

 

Больше всего жалоб на военных сыпалось из небольшой деревушки Конево, которая расположена где-то в 10 километрах от полигона. Часть эксперимента решили провести там, но обо всем по порядку.
В последнее время взрывы на полигоне слышны очень часто, но дело не в учениях, о которых я недавно писал, а в том, что в соответствии с Приказом Верховного главнокомандующего, он же Президент РФ Дмитрий Медведев после печально известных событий в Ульяновске, когда на военном складе сдетонировали снаряды, надлежит уничтожить все боеприпасы с истекшим сроком годности.
На наших глазах началась подготовка к подрыву 125-милиметровых осколочно-фугасных танковых снарядов. Это нечто среднее из боеприпасов, для нас решило командование, в самый раз.
В операции по подрыву снарядов задействовали по одной группе саперов и разминирования а также такелажный расчет. В один КАМАЗ влазит 100 снарядов, общей массой 100 кг. В тротиловом эквиваленте. Для чистоты эксперимента КАМАЗов со снарядами было два – один взорвали при нас, второй тоже при нас, но когда мы уже были в этом много страдальном Конево.
По словам воинов, "расстояние, которое пройдет воздушно-ударная волна в результате подрыва составляет 4,5 км". Напомню, до Конево где-то 10.
"Воздушно-ударная волна не сможет дойти до них, кроме того, полигон со всех сторон окружен лесом, который значительно гасит распространение волны", - заверяли прессу военные, пока инженерный отдел таскал снаряды из машины к месту подрыва.
-         "А курить тут можно?", - спросил я офицера с сигареткой.
        "Мне можно, а Вам – нет", - ответил он.
И на этом спасибо. (*на всякий случай! 10 декабря отмечаю День рождения, приму в дар электронную сигарету НЕ китайского производства!*)
Наконец к нам подвели старшего в чине майора. Первым делом он отверг все жалобы нижегородцев. "Для того, чтобы вызвать подвижки грунта в Нижнем Новгороде на полигоне нужно взорвать небольшой ядерный заряд мощностью несколько килотонн. Личный состав 20-ой Армии находится гораздо ближе Конево, по технике безопасности мы не можем увеличить заряд, максимум, что мы можем единовременно подорвать 100 150-миллиметровых снаряда. В противном случае, личный состав получит контузию или ранения, а в штабе как минимум все стекла повылетают – а они целые всегда стоят", - бойко начал рассказывать майор Комиссаров.
В это время военные обкладывали четыре кучки снарядов тротиловыми шашками, и протягивали провода.
Когда основная часть работ была сделана – осталось только подсоединить детонаторы нас погрузили в военный УРАЛ, в котором почему-то не работала печка, и увезли в укрытие.
Укрытие представляло из себя бетонный бункер. Внутри на стене прочитал "Ставрополь-76". Были и новые – "Краснодар-2010". Сам взрыв смотреть не дали – опасно – осколком может задеть. Пришлось выставить камеры на штативах, нажать "Rec" и сваливать за бетонную стенку. Хлопнуло через минуту сравнительно не громко, ударной волны не было вообще – мы находились на расстоянии 1,5 километров от места взрыва – по всяком случае камеры даже не дрогнули.
Саперы начали производить закладку аналогичного объема боеприпасов для дальнейшего подрыва с целью утилизации, а мы с группой делегированных военных загрузились в холодный Урал и поехали в деревню Конево для того, чтобы на месте оценить последствия подрывных действий.
Как ехали по буеракам и ухабам, и как тряслись в "машине боевой" рассказывать не буду. В деревне нас встречал глава поселка. Пришли еще две женщины. Нас ждали на два часа раньше, собралась почти вся деревня, но люди замерзли, махнули на  нас рукой и разошлись восвояси.
Майор по телефону приказал взорвать вторую партию, через минуту взрыв вдалеке прогремел. Ни ударной волны ни землетрясения мы не почувствовали, но местные жители оказались не промах.
"9 ноября не так было!", - закричали он. "Минуты три земля дрожала", - утверждала местная жительница.
-         "Вы сейчас какую-то вибрацию чувствуете?", - отбивались от напоров саперы.
-         "Нет. К звуку взрывов мы все давно привыкли", - отвечали жители.
Это правда. Стреляют и взрывают в Мулино очень часто. Все к этому привыкли и перестали замечать. Бабахает и бабахает.
"Если бы от взрыва и вылетали окна, то они бы вылетали внутрь дома, согласно законам физики, но никак не наружу", - продолжали настаивать в споре с местными жителями военные.
Масла в огонь подливал глава деревни.
-         "9 ноября около деревни прогремел очень сильный взрыв, в общей сложности около 1 тыс. кг. в тротиловом эквиваленте. От взрыва на некоторых зданиях образовались трещины, с труб дымоходов осыпалась кирпичная кладка, где-то выбиты стекла. Обо всех повреждениях нами составлены акты и переданы в командование армии", - рассказал Сергей Вдовичев.
-         "А у вас сейсмографы есть"?, - спросили мы.
        "Нету", - печально ответил он.
По его словам, командование пообещало оказать всю необходимую помощь в восстановлении разрушенных домов, однако никакого официального подтверждения эта информация не нашла. Хотя потом в неофициальной беседе по дороге домой военные все же рассказали – кому-то печь уже восстановили, кому-то восстановят. Но при этом сделано это из чисто гуманных соображений. Странно, армия в России гуманностью и благотворительностью никогда не страдала…
-         "Да ты пойми, они на государство озлоблены, на нас, мы же их хибары в августе от огня отстояли, они не сгорели и теперь злятся, что от государства ничего не получат, вот и пишут Президенту, что мы их трясем и житья им не даем. Просто каждый от государства что-то на халяву хочет получить. Разговаривал я тут с одним, печь у него треснула, сам восстановил. Я спросил во сколько обошлась? Он сказал, что в шесть тысяч, но к концу разговора ремонт у него подорожал уже до 18 тысяч", - рассказывает мне по дороге представитель Армии.
        "Если б не вы, про нас бы вообще никто не вспомнил, как мы тут живем", - кричали нам вслед местные жители.  
Эпилог.
Дело ясное, что дело темное. Темнят и те, и другие. С одной стороны армия не будет не признавая своей вины восстанавливать гражданские объекты, с другой стороны их тоже можно понять, под последствия землетрясения от взрыва местные приписывают рухнувшие 30 лет назад постройки и каждый сбитый по пьяни кирпич или разбитое окно, заколоченное лет пять назад фанерой.

С Приказом Президента РФ все боеприпасы, у которых истек срок годности, должны быть уничтожены на специализированных полигонах не позднее 31 декабря 2011 года. Командование 20-ой Армии пообещало журналистам, что приказ Верховного главнокомандующего будет исполнен в точности и в срок.

На борту КАМАЗа ящики с пбоеприпасами


По машинам! отправка на полигон


Оказывается надпись в зеркально отображении на капоте сделана специально - чтобы впереди идущая машина видела надпись в зеркале заднего вида


Наш УРАЛ


Выгрузка боеприпасов


Снаряды выгружают очень осторожно - при падении могут сдетонировать


Снаряды лежат аккуратной кучкой


Снаряды обкладывают тротилом


Готово


Крупнее



Детонаторы


Завершающий этап - к детонаторам подсоединяют провода


Наше укрытие



Вид изнутри


Бабах!!!


Мирная деревня Конево без видимых глазу разрушений


Капитальные строения визуально тоже не пострадали

Tags: СМИ, армия, за кадром
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments