Ярослав Гунин (yaroslav_gunin) wrote,
Ярослав Гунин
yaroslav_gunin

Залпы перемирия


Мы сидим на кухне в пос. Бессарабовка под Донецком, пьем чай и разговариваем об особенностях мирной жизни. В ДНР теперь новая система летоисчисления – «до» и «после» войны. С обитателями этой небольшой квартиры мы познакомились еще на границею они пригласили нас к себе и теперь делятся воспоминаниями о войне. Мужская половина семьи провезла меня по городу и показала эхо войны. На улице с названием Живописная в руинах лежат дома. «Грады» поработали на совесть. То, что можно восстановить – восстанавливают. До того, чтобы убрать разрушенное – руки пока не доходят. В дереве торчит «Град», который прилетел туда еще в прошлом году.
- Только руками его не трогайте, - предупреждает нас наш юный спутник. Никто не знает, что там.
- А чего не уберут?
- Боятся, - отвечает наш юный друг.
Бессарабовка возвращается к мирной жизни, но каждый раз здесь смотрят на гору – как бы чего не прилетело.


01. Нас встретили всем двором. Показали и рассказали


02. Улица Живописная


03. Следы осколков на стенах домов


04. Дом тоже восстановят. Но потом


05. На улицах появилась живность. Собака в ошейнике, значит где-то рядом хозяин


06.
- Когда с шахт стреляли, дома шатались. Я такое только в фильмах ужасов видела, а тут в реальной жизни на себе испытала, - делится своими воспоминаниями хозяйка дома Ольга.
- Весело было, интересно. Сначала, конечно страшно было. Потом привыкли что ли. Я сначала собирала пули, осколки, потом повыбрасывала все к чертовой матери, - продолжает ее соседка Валентина.
- Нас часто спрашивают, а почему вы не уехали. Куда уедешь? У меня старикам под 80. Куда я их увезу? Отцу гемодиализ нужен, - говорит Василий. Перед походом в гости он на своей машине провез нас по поселку, показал, что от него осталось и линию фронта, через которую по ночам прилетают снаряды с украинской стороны. Василий уверен, война продолжится, как только земля подсохнет.
- Минские соглашения по сути кончились, значит, скоро снова война, - уверен он.
Рядом на кухне крутятся дети, таскают со стола печенье и внимательно слушают разговоры взрослых.


07.
- У Ксюши день рождения был. Под обстрелами его встретили, в тюрьме, где от снарядов прятались. Начальник колонии уж, не знаю, где достал, но привез торт, фрукты, конфеты, печенье. Настоящий праздник был, - рассказывает ее мама Светлана.
В тюрьму, где скрывались местные жители от обстрелов, приезжал столичный психолог. Просил детей нарисовать что-нибудь на листке.
- Картинки получились яркими и красивыми. Плохого никто из детей ничего не нарисовал, - продолжает Светлана.
- А остались рисунки?
- Нет, их психолог с собой в Москву забрал.
- После войны люди изменились. Не знаю, в лучшую, или в худшую сторон
у, - вмешивается Ольга. У нас соседка была 96 лет. Она ту войну еще застала. Много ужасов о ней рассказывала. Кто же мог предположить, что через 70 лет все повторится? Умерла, вот, совсем недавно. Две войны старушка пережила. Как им не стыдно.


08. О противоборствующей стороне говорят в третьем лице.
- У нас у всех с той стороны есть родственники. У меня там двоюродная сестра. Мы с ней не разговариваем, она националистка. Звонила тут, обвиняла нас в том, что мы в Россию хотим. А мы просто хотим жить там, где живем, в своем доме, - говорит Ольга.
- Война разрушила много семей. Погибло, конечно, еще больше, но распалось тоже немало из-за разницы во взглядах. Детей особенно жалко. Они в этой ситуации заложниками оказываются. Соседи у нас были. Она в Москву уехала со своими проукраинскими взглядами, а он в ополчение пошел, нас охранял. Теперь даже по телефону с детьми поговорить не может. Она сюда своего брата прислала, он приехал, начал говорить, чтобы мы сдались. Сразу в нос получил, и уехал. На этом переговоры и закончились, - рассказывает Валентина.
- Сыр-бор с чего начался? Нас заставляли говорить по-украински. Я работала в детском саду, мне доплачивали за украинский язык. «Добрый ранок», говорили мне утром дети по-украински, а вечером, когда родители приходили их забирать, говорили мне: «до свидания, Людмила Ивановна». Дети думают и говорят по-русски, изменить это нельзя. Нельзя разговаривать на украинском языке, если ты мыслишь по-русски.
- А мне, вот, наоборот, язык нравится. Он певучий какой-то.
- Певучий, но беда в том, что никто на нем не разговаривает. Это как латынь – мертвый язык. Кроме как на Украине его больше нигде нет.
- Украинский язык красивый, действительно, его можно и нужно учить, но не надо его насаждать, - рассуждает Ольга. - Нас 25 лет учили, что москали суки, жить нам не дают. Вот и вырастили целое поколение зомби.
- У меня сын служил под Киевом, потом на западной Украине. Так там письма, которые на русском языке приходили, рвали попросту! Он поэтому первым в ополчение и пошел,
- рассказывает Валентина.
- Есть «правосеки», есть и простые мальчишки, которые пытались к нам перебежать. Им при этом в спину стреляли. Многие вообще не знали, куда попали. Привезли тут пленных, они спрашивают, где у нас море. Думали, что их в Одессу направили, - вспоминает Ольга.
- Да, конечно, зомбированные там не все. Их матерей жалко. Тут на блок-посту у них стояли ребята, так они хлеба просили, поесть. В кедах зимой побирались. У нас мужики им свою тушенку на БТРе возили. Стреляли потом в поля, чтобы им как-то оправдаться было, - сообщает Валентина.


09. Практика «договорных» боев применялась довольно часто - стреляли в поле, где гарантированно никого не было. Война нужна не всем представителям ВСУ. Ополченцам тем более.
- Приезжал Турчинов. Приказал расстрелять автобус с Артемовска (пригород Донецка). Они их там чем-то поят, или обкалывают. Ребята рассказывали, что глаза у них бешенные были. На наш танк без оружия бросались, - продолжает Ольга.
Разговор скатывается на бытовые вопросы, еду и медикаменты.
- Захарченко (губернатор Донецкой области), конечно, молодец – восстанавливает тут все. Но, вот как гуманитарная помощь распределяется? Я тут летом в Крым ездила, мне женщина на заправке в лоб сказала: «чего вы сюда претесь». Им, крымчанам, повезло – их взяли без единого выстрела. Многие возмущаются, что нам тут «гуманитарки» много идет. Я за все время ничего не получила. Не понимаю, почему так с нами, - разводит руками Валентина.
- Война дала какую-то переоценку жизненным ценностям. Я могу про себя сказать, что за свою Родину жизнь отдам. Горжусь теперь тем, что я «отсюда». Мне ничего не надо, лишь бы моя Родина процветала, - говорит Светлана.
Солнце начинает медленно клониться к закату, нам пора уезжать обратно в Донецк. Ночью начинается комендантский час. Проезд всех видов транспорта будет запрещен до утра.


10. В палисаднике во дворе распустились подснежники – весна стремительно катится по Новороссии. Война – войной, а вот цветы здесь сажают даже под бомбежками.




Я в ТВИТТЕРе.
Я в ФЕЙСБУКе.


А вы как считаете, будет очередной виток противостояния, или нет? Сами не хотели бы в Донецке побывать или в Луганске послевоенном?
Tags: Новороссия, за кадром, когда мои друзья со мной, однажды мы были, фото, что-то дома мне не сидится
Subscribe

Posts from This Journal “Новороссия” Tag

  • Поехать на море

    Счастливые улыбки на фоне моря в ленте стали встречаться чаще, чем новости о коронавирусе… Радостно, что эпидемия отступает, что у многих…

  • Жизнь под обстрелом

    Лина Ивановна всю жизнь проработала санитаркой в больнице Шахтерска. В ее трудовой книжке так и значится одна запись. Пять лет назад, когда…

  • Цены нейтральной полосы

    Когда приезжаешь в Луганск или Донецк, то не перестаешь удивляться. Вот буквально недавно меня спрашивали: а это правда, что по телевизору…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments