Ярослав Гунин (yaroslav_gunin) wrote,
Ярослав Гунин
yaroslav_gunin

Category:

Как зимуют теплоходы

Или вчера анонсированный пост.

На этой неделе в Речном порту Москвы сгорел теплоход "Сергей Абрамов". К Нижнему Новгороду приписан его близнец - теплоход "Октябрьская революция" на него мы и отправились, чтобы выяснить, как мог сгореть теплоход и как не допустить подобного впредь. 
Сейчас практически все суда находятся в затонах, они готовятся к плановому ремонту, который делится на три категории: "мелкий", "средний" и "крупный" - то есть капитальный. Это очень долго и очень дорого.
По дороге переобулся в унты - спасибо Наталье за подарок, затянул шарф, проверил пуховик. Погода в затоне памяти Парижской коммуны (кто его так назвал) шептала. Ветер, метель, мороз...

Вот так готовятся к зиме теплоходы. Это "Октябрьская Революция", за ней "Афанасий Никитин"



"Октябрьскую Революцию" капитан и его команда ласково называют "Октябриной". Как я уже писал она близнец, или точная копия сгоревшего "Сергея Абрамова". Судно построено в Чехословакии. 
Рядом стоят еще суда.


Мы с коллегами прошли по шатким мостикам на палубу. Оттуда сразу проследовали в машинное отделение.

Тамара Ризина. "Вести-Приволжье" бесстрашно спускается по лестнице "в сердце" корабля.


Машино-котельное отделение, именно здесь по основной версии начался пожар на "Сергее Абрамове".


В этот отделении находятся три главных двигателя, благодаря которым теплоход бороздит просторы рек. Сейчас в отделении идет плановый ремонт, он относится к первой категории, то есть "мелкий". На корабле жуткий холод - не ясно где теплее на улице в -9 или здесь, где металл остыл. Использование обогревателей зимой на судне запрещено категорически, ровно, как и курение в не отведенных для этого мест, "но все может быть", - признаются без камеры работники. "Видимо ребята в машинном отделении ("Сергея Абрамова") закурили, а может "козла" поставили. Все в масле, вспыхнет легко.Судно-то горит всего-то 10 минут, - рассказывают мотористы. 
Как только судно входит в затон, на нем сразу же начинаются работы по его подготовке к "сухому докованию", когда при помощи тяжелых кранов судно достанут из воды и поставят на сушу - осмотреть, при необходимости заменить части обшивки. 
Здесь же сливается топливо, идет промывка теплохода, специальная комиссия проверяет теплоход, после электрики отключают подачу электричества. Под током остается только машинное отделение. 

Система управления


Пункт управления дизель-генераторами


Собственно, сами дизель-генераторы, проходят плановый ремонт


Котельная


Манометры давления на машинах


Управление тремя главными винтами двигателя


Мелкий ремонт и выточка нужных деталей производится в машинном отделении. На фото токарный станок.


Машинное отделение расположено глубоко в трюме, поэтому, в случае беды, оно затопляется первым, так было с "Булгарией". На фото аварийный иллюминатор - через него мотористы смогут покинуть корабль


Но по моим ощущениям (я далеко не самый крупный молодой человек) пролезть в этот иллюминатор сможет разве что отощавший гном. Я смог высунуть голову, но плечи уперлись. На мне пуховки и толстый свитер, но природное чутье подсказало, что и в майке я б не пролез.


В этом году на "Октябрине" предстоит маленький ремонт. В основном устраняются недочеты регистра - после гибели "Булгарии" все суда подверглись проверкам. Найденные замечания устраняются. 

- А трагедия с "Булгарией" может повториться, - спросил я капитана "Октябрины"
- Тут ведь как, у меня судно 1959 года постройки. Это же как человк - кто-то до 40 не доживает, а кто-то в 90 лет трусцой бегает по утрам. Кто как ухаживает за теплоходом, сколько денег на ремонт выделяется, как экипаж к теплоходу относится, - поясняет, опять без камеры, капитан. 
Обратил внимание, что все капитаны, с которыми я в тот день общался называли судно "своим". Капитал на корабле самый главный начальник, даже владелец судна, который по праву может назвать его "своим" не пользуется у команды таким авторитетом. Про "Булгарию", кстати, все говорят неохотно, про пожар на "Сергее Абрамове" гораздо охотнее - строят версии, показывают, что могло произойти, какие ошибки допущены были. Забегая вперед - эти же ошибки на каждом из осмотренных мной судов были...

На цепях при помощи цепей и блоков поднимают редуктор


Машинное отделение является помещение с высшим классом пожарной опасности. Системы автоматического пожаротушения висят здесь везде (они красные, при пожаре подают пену - только ей можно гасить горящие нефтепродукты)


Мы прощаемся с работниками машинного отделения "Октябрины" и идем выше. 
На палубе электрики проверяют проводку


Кстати, проводка - довольна сложна. Чтобы поменять ее необходимо разобрать все потолки, в очень узких "коридорах" проложить новый кабель и сделать разводу на все помещения, для чего опять же все разбирается.
Меня догоняет мой коллега Олег Золото ("РИА-Новости") и вместе мы выходим на вторую палубу теплохода.
На соседнем "Афанасии Никитине" идут работы по зачистке теплохода от старой краски. работает местное население поселка - другой работы в пос. Памяти Парижской коммуны практически нет, здесь берутся за любую работу.
- А сколько платят, - спросил я.
- 60 рублей за квадратный метр. 
- И сколько за сегодня зачистили?

- На ужин заработал, - угрюмо отвечает рабочий. 
За день люди зачищают по пять-шесть квадратных метров. Умножаем на 60, получаем 360 рублей. Ужин получается более, чем скромный... 


Спасательные шлюпки "Никитина". Каждая вмещает по 16 человек, норматив спуска шлюпки на воду 11 минут (напомню корабль горит за 10)


Соседние суда


С Олегом мы перебираемся на "Никитина". В коридорах лежат пожарные рукава. 


Проходим транзитом через коридор и оказываемся на второй палубе. Правила пожарной безопасности прежде всего: и зимой, и летом. Правда, почему запрет касается только папирос не очень понятно...


К капитану давно никто не заходил - снег не утоптан.


Снег не утоптан на всей второй палубе - работу идут пока на верху. 


Мы поднимаемся в святая святых на "четвертую палубу" трехпалубного теплохода или в капитанскую рубку. Доступ пассажиров сюда запрещен. Здесь тоже все в снегу.


Наши коллеги с телекомпании "Волга". Снимают с борта "Октябрины".


Ремонтные работы на третьей палубе "Никитина"


Спускаемся вниз и опять переходим на борт "Октябрины". Пожарный стенд на "Никитине". Обратите внимание на пожарные ведра - видимо на флоте не воруют, так как ведра не в форме конуса и вполне сгодятся в быту...


Заглянули в первую попавшуюся каюту на "Октябрине". Спасательные жилеты разложены на кровати. В период навигации спасательные жилеты находятся под койками. Надевать их в случае опасности следует только при выходе на палубу, или непосредственно в воде. На "Булгарии" многие пассажиры этого не знали поэтому и погибли - пролезть в жилете в узкий иллюминатор не под силу даже отощавшему гному.


Каюты класса ниже - первая палуба - вместо окон иллюминаторы, странный запах смазки.


Мы с Олегом прощаемся с гостеприимной "Октябриной" и идем дальше. Капитан теплохода "Александр Свешников" пригласил нас в гости на свое судно.


Мы вновь спускаемся в машинное отделение "Свешникова". На входе нас встречает надпись, предлагающая экономить - наследство или СССР или современных реалий экономической жизни...


Техник осматривает дизель-генератор


Вид на воду и ватерлинию соседнего теплохода из аварийного люка


Пульт управления котельной произведен в Китае, котельная в Польше. Российского оборудования практически нет, а жаль...
- Почему ничего нашего нет, - интересуюсь у моториста.
- Так или не делают, или делают, но импортные аналоги практичнее, а порой и дешевле, - поясняет сопровождающий нас специалист.


Попросил капитана показать ходовую рубку - именно отсюда ведется все управление кораблем и отсюда подаются все команды. Когда зашли капитан первым делом встал к штурвалу. 
- Грустите?, - спросил я.
- Нет, навигация тяжелой была, отдохнуть хочется, но руки-то помнят, - ответил капитан.
- А как вы отдыхаете?
- Так я не на отдыхе, я на работе, я здесь живу, пока корабль тут (вскоре теплоход покинет затон и перейдет в другой затон, а оттуда в сухой док), - отвечает капитан.



- Тяжелая была навигация, - продолжает капитан. - Ходить по Оке очень сложно было - обмелела. По Волге проще. Сейчас мы занимаемся судоремонтом, у нас работы очень много, но мелкой, - добавляет он.
- А почему "Булгария" утонула?, - спрашиваю его.
- Кто ж его знает...
- Старое судно было, наверное
, - предполагаю я.
- Не старше этого. Как следить, как относиться... Там команда менялась через каждую неделю, - говорит капитан и отворачивается, показывая, что разговор закончен.

Захожу в рубку, спрашиваю разрешения покрутить штурвал. 
- Крутите, - разрешает капитан.
- Дерево, интересное, - замечаю я.
Капитан врывается в будку, тесня помощников.
- Это красный бук. В прошлом году лаком покрыли, сейчас как новое, - рассказывает он, плавно оттесняя меня, поглаживая рулевое колесо.


При аварии в рубке имеется резервное рулевое колесо, тоже сделанное из красного бука. Вот оно


В это время нас догоняют коллеги с "Волги". Пока капитан показывает им свою рубку делаю несколько снимков памяток и команд.
Сигналы тревоги


Памятка по швартовке


Теплоходы дудят не просто так, а со смыслом


Вид из окна капитанской рубки - мачта сложена


Чтобы не мешать коллегам, выхожу на улицу. 
- Вы чай или кофе, - кричит в догонку, прерывая интервью капитан. 
- Кофе, - выбираю я. 
Взмах капитанской руки и человек, стоящий все время в стороне лихо срывается с места и бежит вниз. Бегать по палубе крайне трудно - она очень скользкая, мы передвигаемся только держать за поручни.
- А можно я тут, около рубки покурю?, - спрашиваю капитана, раз все равно синхрон с "Волгарями" прерван. 
- Не в коем случае! Я на такие журналистские провокации не поддаюсь, - отвечает капитан с улыбкой и возвращается к разговору со съемочной группой. 

Прожектор около рубки. При необходимости можно подать световой сигнал "SOS"


Мы с Олегом решили пока спуститься вниз и посмотреть что на палубах происходит. Нас встретила делегация с соседнего теплоход. 
Обратите внимание, как близко друг к другу суда расположены


- А нас?,- спросили они. - У нас на "Алдане" как-раз двигатель разобран, - интересно!, - пообещала делегация.
Переглянувшись с Олегом немедленно рванули на "Алдан", по пути Олег чуть не сломал мне ногу наступив на край трапа. Беззлобно выматерился и мы продолжили путь. На корме вовсю шли сварочные работы, завидев нас рабочие начали разбегаться. С трудом удалось поймать, вернуть на исходные. Долго решали кто будет варить трубу "на камеру". доверли самому опытному. 

- Электрод, - скомандовал он, надевая защитную маску.
- Так есть у тебя, - ответил его коллега.
- Старый, снимают, новый давай, - настоял сварщик, в его руке моментально оказался новый электрод.
- А что варите-то?, - спросил я.
- Трубу, - ответил сварщик. - Ну что, достаточно?, - спросил он.
- Да, спасибо, поблагодарили мы, я остался перекурить с работниками, Олег составлял мне компанию. Разговора не клеилось, работники интересовались когда в эфир выйдут новости из затона и стоит ли голосовать за КПРФ. 
- Вы вот за КПРФ пойдете?, - спрашивали сварщики. 
- А что бы нет, - возразил я.
- А мы вот за ЛДПР
- "Единая Россия" до вас не добралась?, - спросил я.
- Нет, - ответили сварщики. Один из них выразительно посмотрел в сторону берега, за насыпью находился поселок.

Мы пошли в машинное отделение. там шел ремонт двигателя.


Заодно показали новую импортную котельную теплохода.


В машинном отделении зачем-то ведется видеонаблюдение, правда, ни одной камеры я так и не обнаружил.


Вид на воду из аварийного иллюминатора


У сходней нас ожидал капитан "Свешникова".
- А что вы там делали?, - ревниво поинтересовался он.
- У них кожухи в машинном отсеке открыты, снимали, - ответили мы.
- А что сразу не сказали, сейчас распоряжусь. 
- Спасибо, не надо
, - еле сдержали мы его порыв.
На берег сходили вместе. Капитан вспомнил, что обещал кофе и привел нас в свою сторожку. Печенье, кофе, чай, сахар.
- Вода из родника, вкусная!, - доложил капитан. 
Сторожку украшал портрет Медведева. 

- Помогает?, - спросил я.
- Не мешает, - сказал капитан, глядя на портрет. - Не он же все начал, не он флот развалил. Может что-то и наладится, вот "Сура" у нас появилась, а сколько лет суда не строили?, - риторически спросил он.
Погода начала окончательно портится и мы засобирались домой. 
- Приезжайте, - напутствовал нас капитан. - В круизе оно интереснее, чем на берегу.
Покидая затон увидел два отдельно стоящих судна.
- А что с ними?
- Спишут скоро
, - мрачно ответил капитан.

Tags: СМИ, в районах области, за кадром, командировка, путешествия, фото
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment